Среда, 20.09.2017, 05:04
Приветствую Вас Гость | RSS

.

ПО ЩУЧЬЕМУ ВЕЛЕНЬЮ

Трое братьев жили - были

От столицы далеко

И трудились, и любили,

Но жилось им нелегко.

Жили все в одной избушке,

Но единою семьёй,

Два женаты, правда, были,

Емельян же - холостой.

Двое братьев были умны

(Говорили о них так),

Третьего же называли:

«Наш Емелюшка - дурак.»

Он был младший, но весёлый,

Леноват, конечно, был

И на печке русской, тёплой

Полежать зимой любил.

 

Но однажды двое братьев

В дальний город собрались,

К Емельяну обратились:

«Ты, мил братик, не ленись.

Если долго нас не будет,

Нашим жёнам помоги,

Слушай, делай, что прикажут,

И подарков вскоре жди.

Привезём тебе за это:

Сапоги, кафтан, конфет,

Шапку красную с рисунком.

Будешь слушать, али нет?».

Емельян не думал долго,

Знал -  подаркам будет рад:

«Ладно, братья, поезжайте-

Буду делать, что велят».

Они вскоре приоделись,

Попрощались и ушли,

В сани, в сено привалились-

Кони вихрем понесли.

Емельян лежит на печке,

Разомлел, тепло в избе.

Что- то делать нет охоты:

Холод, зябко на дворе.

А невестки спозаранку

Все в заботах и делах;

Моют, чистят, жарят, парят,

Выметают пыль в углах.

«Эй, Емелюшка, вставай - ка,

В доме нет совсем воды!»

«Нет охоты,- отвечает,-

Мне за ней идти туды».

«Речка рядом, недалече,

Ты же братьям обещал

Помогать нам, как попросим-

Или это ты соврал?»

«Ладно, девки, не ругайтесь,

Встану - буду помогать.

Знаю точно: обещанья

Надо сразу выполнять».

Слез Емеля с печки быстро,

Пододелся на мороз,

Взял топор и коромысло, вёдра-

Всё к реке понёс.

Он спустился к речке с горки,

Прорубь вычистил слегка,

А пока чесал в затылке,

В прорубь щука заплыла.

Глядь: в воде большая рыба -

Удивился Емельян,

Наклонился, изловчился

И за хвост её поймал.

Улыбается от счастья:

Не гадал, а есть улов,

Уха будет разговеться,

Для невесток рыба впрок.

 

 

Но застыл от изумленья:

Щука открывает рот,

Человечьим словом молвит:

«Дуракам всегда везёт.

Ты, мил друг, меня не трогай

И рукою не тряси,

Брось меня обратно в прорубь-

Буду не нужна, прости».

«Что ты, милая, невестки

Рады будут. Не спеши.

Ухи долго не едали

И накормят от души».

«Отпусти, Емеля, щуку,-

Просит вежливо она. -

Я тебе за это дело

Дам богатства все сполна».

«Не хочу,- сказал Емеля,-

Мне богатства ни  к чему.

И мне кажется, подруга,

Что без них я проживу».

«Ну,  тогда, - сказала щука,-

Отпусти не за пустяк:

Все желания исполню,

Что не скажешь - будет так.

Говори только внятно,

Чтобы было всё понятно,

Что ты хочешь получить.

Помогу уж, так и быть.

«По щучьему велению, по моему хотению», -

Так велю тебе сказать,

И желанья без задержек

Сразу буду выполнять».

«Это дело», - молвил так

Наш Емелюшка дурак.

Щуку в реку выпускает -

Делать что, пока не знает.

А подумав, заявляет:

«По щучьему веленью, по моему хотенью

Ну – ка, вёдра, зачерпнитесь,

Быстро в избу возвратитесь».

Только вымолвить успел,

А увидев, обомлел:

Вёдра сами зачерпнулись

И к избушке  повернулись.

А Емеля вслед идёт,

Усмехается, орёт:

«Не плескайтесь - и на место!

Выполнил наказ невесток».

А соседи видят диво:

Вёдра тихо и красиво

Вперевалочку  идут,

На крыльцо - и нет их тут.

Подивились - и по избам,

Рассуждают: « Как же так?

Не несёт их наш дурак!

Ведра сами, будто утки,

Вдоль по улице идут,

Ног не видно. Разве шутка?

Словно по реке плывут!»

А невестки увидали,

Меж собою зашептали:

«Кто же может сделать так?

Видно, умный - не дурак».

Емельян с морозцем вместе

Входит в дом - и сразу к печке,

Скинул уличный наряд

И на печку сразу - бряк.

Полежал - она не греет,

Тело без тепла не млеет:

«Эй,- кричит он,- печь остыла,

Так она совсем не мила!»

А невестки вместе хором,

Говорят ему с укором:

«Нету дров, беда с теплом!

В лес сходи - ка с топором.

Привезёшь - тогда истопим,

Будет всем тепло  к ночи».

Емельян им отвечает:

«Неохота мне идти».

«Ах, лентяй, побойся бога,

Ты же братьям обещал

Помогать, как мы попросим -

Или нам ты всем наврал?»

 

 

«Ладно, девки, не ругайтесь,

Встану, буду помогать.

Знаю точно: обещанья

Надо сразу выполнять».

Делать нечего, оделся,

Зипунишко подвязал,

Взял топор, из дома снова

На морозец зашагал.

Сани вытащил из клети,

К ним верёвку привязал,

Положил топор и здесь же

В сани-розвальни упал.

«Эй! - кричит своим невесткам,-

Отворяйте ворота,

В лес поеду, погуляю,

Заготовлю вам дрова».

Удивилися невестки:

«Что ты, парень, не в себе?

Как без лошади поедешь?

Да в своём ли ты уме?»

«Жалко лошадь, так я съезжу,

Холодина вон кака».

Удивилися невестки,

Но открыли ворота.

А Емеля потихоньку

Щуке отдал свой приказ:

«Ну – ка, сани в лес бегите!

Выполняйте мой наказ».

Как сказал - и покатились

Они быстро из ворот,

За околицей помчались -

Только снег за ними вьёт.

Емельян сидит на сене,

А дорога не легка.

Сани словно полетели,

Как их гонят в три кнута.

Но оглобли будто пляшут:

Позабыл их привязать,

Словно бы флагами машут

То вперёд, а то назад.

Едут по деревням сани,

От полозьев снег летит,

Под оглобли кто попался-

Кувырком в сугроб летит.

А в одном селе проезжем

Праздник весь народ справлял,

Как увидел: сани мчатся -

К ним толпою побежал.

Бегут люди за санями

Сзади, спереди, с боков:

Небывалое явленье -

Интерес всегда таков.

Но оглобли подвели их,

Расшвыряли всех к домам,

Раскидали по сугробам,

А кого и по плетням.

Всполошились и собрались

Емельяна наказать.

Сани быстренько умчались -

Их народу не догнать.

Вскоре сани в лес примчались,

Встали. Тишина кругом.

Но недолго так стояли:

Стук Емеля топором.

И «По щучьему веленью». -

Снова щуке он сказал.

И «По моему хотенью». -

Начал он лесной повал.

«Ты, пила, пили деревья

Да посуше выбирай!

Ты, топор, руби, по ходу

Сразу в сани направляй.

А дрова, чтоб в сани быстро

Уложились в ровный ряд

И верёвкой обвязались

Крепко – накрепко, подряд».

Сел Емеля на пенёк,

В светлый леса уголок,

Наблюдает и жуёт

Чёрствый хлебушка кусок.

Глядь: а воз уже готов

И на нём немало дров -

Тепло будет на печи,

Домой надо до ночи.

Подвязал оглобли тихо

И на воз забрался лихо,

Снова молвил: « По веленью

И по моему хотенью

Поезжай – ка, воз, домой

По дороге столбовой».

Сани быстро побежали,

Лишь полозья завизжали.

А в селе народ собрался:

Емельян, где покатался,

Про оглобли не забыли

И поймать его решили.

Кто с дубинкой, кто с ухватом,

Говорят: « Потешим брата

И накажем навсегда

Так не делать никогда».

За углами притаились,

Только сани появились -

И давай его хватать

Да ухватами цеплять.

«Эй,- кричат,- держи, лови!»

Емельян уже вдали,

Помахал им всем рукой

И быстрей-быстрей домой.

Подскочили к дому сани,

Стали разгружаться сами,

А поленья скачут быстро - и в поленницу бегом

Друг за другом кувырком.

А иные по крылечку -

И ложатся прямо в печку.

А пила, топор вошли,

Потянулись и легли,

Где положено лежать,

Своё место сохранять.

А невестки от испуга,

Бегают в избе, визжат,

Прячутся от дров летящих

То под стол, то под кровать.

«Ты не трогай нас, Емеля,

От тебя мы обалдели,

Мы не знаем: так иль сяк

Поведёшь себя, дурак.

С тобой братья разберутся,

Домой только возвернутся».

А Емеля им в ответ:

«Дуры сами, толку нет!

Щи быстрее наливайте,

Вкусной каши подавайте,

Я в лесу промёрз, прозяб –

Не работал я ж  за так»!

Но не знал совсем Емеля,

Щи хлебая на печи,

Люди в город побежали

Жалобу царю нести.

Что в такой - то деревеньке

Емельян - дурак живёт,

В сани лошадь не впрягает,

Всех пугает и сбивает

Да в сугробы загоняет.

 

Любопытный был тот царь,

Деревенек государь -

Он вельможу вызывает,

К Емельяну посылает:

«Привези его к дворцу,

Я его при всех спрошу.

Коль живёт не по закону,

Сильно очень накажу.

Это ясно?  Как же так?

Хулиганит там дурак».

Зол вельможа на Емелю,

Ведь не лето на дворе.

И со слугами помчался,

Стук раздался по земле.

Подъезжает к деревеньке:

«Где Емеля здесь живёт?»

И в избу без приглашенья,

Как к себе домой идёт.

«Ну – ка, дурень, одевайся,

Быстро с печки кувырком!

Одевайся, собирайся

И к царю беги бегом».

«Неохота слазить с печки,-

Емельян ему в ответ,-

Поезжай к царю обратно

И скажи: меня здесь нет».

«Ах ты, дурень!» - и вельможа

Хвать Емелю по щеке.

А Емеля: «Так негоже,

Не понравилось так мне».

Вновь: «По щучьему веленью,-

Тихо молвил Емельян, -

И по моему хотенью».

Он дубинке приказал:

«Ну – ка, милая, пройдись - ка

По вельможиным бокам,

Помело его почисти,

Чтобы вежливым он стал».

Поднялася тут дубинка

И давай вельможу бить,

Помело его погладит -

Только крик вокруг стоит.

Много охал, изгибался,

От дубинки уклонялся

И охрип, вспотел, обмяк,

Потускнел вельможа – хряк.

Емельян над ним смеётся:

«Тяжело меня везти,

Отдохнёшь -  напейся чаю-

Снова в гости приходи».

Довела гонца дубинка

Вплоть до царского крыльца,

И предстал он пред дворцами,

Сильно похудев с лица.

На карачках потихоньку

Подползает к трону он:

«Царско слово для Емели,

Скажу прямо, не закон».

Доложил царю вельможа:

«Взять Емелю не пустяк».

В доказательство об этом

Показал большой синяк.

Царь, конечно, недоволен,

Слово царское – закон,

И никто вокруг не волен

Нарушать, что скажет он.

Думу во дворце собрал

И рукою указал,

Чтоб дурак сюда приехал:

«Исполнять, как я сказал.»

Рассуждают:  «Как же так?

Видно, умный тот дурак!

Что же делать? Как тут быть?

Надо хитрость применить».

И посланник стал другой:

Опытный и с хитрецой,

Разумом побольше был,

Сразу сладостей купил.

Леденцов, орехов сладких,

Пряников медовых мягких,

Разного добра набрал,

Чтоб уступчив парень стал.

Целый воз везёт Емеле,

Хочет обмануть его

И доставить к алтарю,

Прямо в ноженьки царю.

Разыскал невесток вскоре,

Расспросил их поневоле,

Что Емеля любит есть,

Как его к царю привезть?

И посланец прямо в избу:

«Здравствуй, друг наш Емельян!

Кушай яблоки, орехи-

Для тебя их царь прислал.

Как хозяин, зовёт в гости,

Хочет он тебя узнать

И в карете царской новой

Непременно покатать».

«Неохота слазить с печки,-

Заявляет Емельян,-

Ноги не хочу морозить,

От мороза вон туман».

Но вельможа напирает:

«Выручай меня, милок.

Если только не приедешь,

Царь пошлёт меня в острог.

Может выгнать – не поспоришь,

Службу всю мою пресечь,

Может, если не приедешь,

Даже голову отсечь».

«Будь по - твоему, приеду, -

Емельян ему в ответ,-

За тобою вслед прибуду,

Только приготовь обед».

Но посланник не поверил

И к невесткам прибежал:

«Не обманет ли Емеля?»

От испуга задрожал.

«Раз сказал, то точно будет,

Он у нас такой малец:

Слов на ветер не бросает-

В этом деле молодец».

Он уехал, а Емеля

Потянулся на печи,

Метель, стужа за избою -

Так не хочется идти.

Зипунишко весь в заплатах,

Лапти в дырках здесь и там,

На морозе враз замёрзнешь-

Скажут люди: « Был он пьян».
И, немножечко подумав,

Повернулся на печи:

«Ну – ка, щука, помогай мне,

Без тебя мне не дойти!»

«И по щучьему веленью,-

Печке тихо наказал,-

И по моему хотенью

Ехать, куда царь сказал».

Печка чудно затряслася,

Повернулась вдоль стены

И на улицу тихонько

Вывернулась из избы.
И пошла её дорога

Вдоль лесов, полей и рек,

Через города и сёла-

Долог будет её бег.

 

Емельян поёт от счастья,

На печи теплым - тепло,

Не страшны метель и вьюга,

Хотя ехать далеко.

 

 

Едет печка вдоль заборов,

Из трубы идёт дымок,

Выбегают люди сворой-

Удивляется народ.

Снег струится над дорогой,

Печь везёт мальца к царю.

Емельян перекрестился:

«Бога я благодарю».

По дороге так помчался,

Что посланца обогнал.

Как вельможа ни старался,

Емельяна не догнал.

 

Прикатила печь в столицу,

Прямо к царскому дворцу,

Развернулась, повернулась

И подъехала к крыльцу.

Взбудоражена столица:

Небывалые дела!

Удивлённые всё лица:

Печь приехала сама!

И к царю примчались слуги:

«Выходи, наш дорогой,

Емельян к тебе приехал,

Печь стоит у нас с трубой».

А Емеля сам дивится:

До чего же хороша,

Замечательна столица,

Золотые купола.

Смотрит царь, за ним и дочка.

Её видит первый раз.

Емельян, как ни старался,

Отвести не может глаз.

 

Государь же поразился,

Осмотрел трубу и печь,

На народец покосился,

С Емельяном начал речь.

Стал расспрашивать Емелю:

«Почему же  так - растак

Без коня в санях ты ездишь?

Нарушенье не пустяк!

Да и подданных пугаешь

Своей быстрою ездой

С ног их почему сбиваешь?

Отвечай передо мной!»

И Емеля отвечает:

«Разве, царь, я виноват,

Что под сани лезут сами

По дороге все подряд?

Сторониться не желают.

Если ты бы там стоял,

(Пред тобою не скрываю)

Я бы и тебя подмял».

Царь разгневался и топнул,

Приказал с печи стащить,

Посадить в острог дубовый

И кнутами угостить.

Разобиделся Емеля:

«Здесь добра не стоит ждать.

Ну – ка, печь, ступай обратно,

Раз нам блага не видать».

И по щучьему веленью

Дочке царской приказал,

Чтоб она в него влюбилась,

Вскоре замуж попросилась.

Развернулась печка лихо,

Сквозь толпу проходит тихо.

Все стоят, разинув рот,

А с крыльца им царь орёт:

«Дурака скорей хватайте,

Его сверху убирайте,

Да верёвками вяжите,

И кнутами бить ведите»!

Емельян на печке встал,

Царю кукиш показал,

Лёг и даже не простился -

Снег за ними только взвился.

И умчался он домой

По дороге столбовой.

Возвратилась печь домой,

Встала снова в угол свой,

Теплом избу опалила,

Будто и не выходила.

 

Во дворце же крик и слёзы,

Дочка царская ревёт,

О Емеле вспоминает,

К государю пристаёт:

«Tы  зачем грозил Емеле,

Ты зачем его стращал,

При народе и вельможах

Сильно на него кричал?

Я Емелю полюбила,

Без него жить не могу,

Привози его обратно-

Замуж за него пойду».

Царь шумел, ногами топал:

«Нам Емеля не к лицу,

Не могу его приблизить

Даже к нашему крыльцу!»

Каждый день царевна плачет

И не ест, не спит, не пьёт,

Емельяна вспоминает

И к себе его зовёт.

Долго думал царь: «Что делать?

Как Емелю привезти?

А затем уже на месте

Надо срочно извести».

Вызывает он вельможу

И даёт ему приказ,

Чтоб доставили Емелю,
Не на печке, а в санях.

Очень хитрый был посланец

И лукавый очень был:

Обманул он Емельяна,

Сонным зельем опоил.

Крепко - накрепко связал,

Бросил в сани, привязал

И доставил во дворец,

Как велел им царь - отец.

Царь, пока не знала дочка,

Посадил Емелю в бочку

И сказал всем по секрету,

Чтоб она не знала это.

Но царевна всё прознала,

Тут же к бочке прибежала:

«Никуда я не пойду –

Лучше с милым пропаду!»

В гневе царь весь задрожал,

Разум сразу потерял:

«Коли ей так люб дурак,

Пропадёт пусть с ним! Вот так!»

Слово царское – закон.

В государстве правит он,

Что сказал, то быть тому,

Не перечить никому.

Обручи вокруг набили,

Затем бочку просмолили,

На телеге подвезли,

В море бросили – ушли.

Темно в бочке, неуютно,

Емельян всё спит и спит,

А царевна поминутно:

«Просыпайся»,- говорит.

Развязала руки, ноги,

Путы все с него сняла,

Наконец, и разбудила,

Отогнала ото сна.

«Сделай что - нибудь, любимый,

Мы не дома, в бочке мы,

И плывём с тобой по морю,

Да и нет совсем еды».

«Спать хочу»,- твердит Емеля.

«Не до сна теперь, дружок,

Нам бы на берег добраться,

На зелёненький лужок.

Ты, я знаю, парень умный

И, конечно, не дурак,

Ты немножечко подумай

И для жизни сделай так».

«Будь по – твоему, царевна,-

Так Емеля ей сказал. -

И по щучьему веленью».

Очень тихо приказал:

«Выкинь нас, волна морская,

На зелёные луга,

Где бы бочка смоляная

Развалилась бы сама».

Только молвил - и случилось,

Что он только приказал:

Красно солнышко явилось -

Он земле поклон послал.

Огляделись: это остров,

Зелень, жёлтые пески-

Жить, наверно, здесь не просто:

Нет людей и нет родни.

Говорит ему невеста:

«Как, мой милый, будем жить?

Надобно избу поставить,

Где поспать, поесть, попить».

«Будет, будет, дорогая,

Не избушка, а дворец:

Лучше царского построим,

Позавидует отец».

И «По щучьему веленью». -

Щуке снова наказал.

И «По моему хотенью».-

Строить замок приказал.

Не успел он оглянуться,

А дворец уже готов,

На флагштоках флаги вьются,

Приглашая в дом жильцов.

Изукрашен чудно, дивно,

Золотые купола,

Крыши серебром покрыты,

Красота вокруг двора.

 

Чистота в садах, красиво,

Соловьи кругом поют,

А в прудах, совсем как дома,

Гуси, лебеди плывут.

 

Рука в руку взявшись крепко,

Они входят во дворец:

Раскрасавица невеста

И Емеля - молодец.

А в палатах так нарядно:

Мебель и ковры кругом,

Стены, словно самоцветы,

Освещают чудо - дом.

Всё в порядке и убранстве,

Еды разной на столах

И одежда – всё в достатке

В новых светлых теремах.

 

Славно зажили, богато,

Мир, любовь царят в семье,

Но одно для них не мило:

Нет людей на их земле.

Вскоре наши молодые

Заскучали о родне.

«Хоть кого-нибудь увидеть

Очень захотелось мне», -

Так сказала молодица,

Емельянова девица,

Не девица, а жена,

Но царевна же она.

«Ладно,- говорит Емеля,-

Я согласен, в самом деле,

Пусть приедет к нам родня

И твоя, да и моя».
И «По щучьему веленью,

И по моему хотенью

Перекинься мост большой,

И  красивый и чугунный

От моей земли родной.

И пускай к нам едет в гости

Разлюбезная родня  -

Это будет так приятно

Для жены и для меня».

Лишь сказал - и мост чугунный

Появился у дворца,

Разукрашен – загляденье,

И доходит до крыльца.

По мосту телега едет,

Братья с жёнами сидят,

Как цветы, в одеждах новых,

На Емелю все глядят.

А невестки в сарафанах  -

Глаз от них не отвести.

Рады, рады Емельяну,

Рады в гости к ним придти.

Обнимаются, целуют:

«Дурень, ты куда пропал?

Мы тебя везде искали,

Ты же вон куда попал».

Познакомил их Емеля

С раскрасавицей женой -

Они рады породниться

С новой царскою семьёй.

Видят: вдруг большой корабль

Быстро по морю плывёт,

Грохот пушек раздаётся,

Он вдоль берега идёт.

«Корабельщики, скажите:

Путь свой держите куда?»

«Да, вот бочку с дочкой ищем,

Не прибило ль к вам сюда?»

Пристаёт корабль к брегу,

Свита царская и царь

Сходят медленно по трапу -

Хмурый очень государь.

«В этой бочке  вместе с дочкой,

Был Емеля - дурачок,

Со своей любимой дочкой

Посадил я их в бачок.

Разума тогда лишился

И хотел их погубить,

Помогите, дорогие,

Во дворец их возвратить».

«Погляди – ка, царь,  получше,

Может, я на печке был

И, когда к тебе приехал,

На крыльцо ты выходил.

Не меня ли при вельможах

Очень крепко ты ругал

И при всём честном народе

Бить кнутами обещал».

Глянул царь, перепугался:

«Ты, Емелюшка? Прости.

Разумом я потерялся,

Не казни, а извини!»

«Ладно,- говорит Емеля,-

В этот раз прощаю я,

Но учти: твоя царевна

Уж давно жена моя».

Тут царевна появилась,

В ноги её царь упал:

« Ты прости меня, родная,

Что я разум потерял.

Раз вы любите друг друга,

С ним по жизни ты иди,

Я ваш брак благословляю!

Только ты меня прости».

Поднимает дочь отца,

Провожает до крыльца,

Во дворец его ведёт

И на пир гостей зовёт.

Рад Емеля и царевна,

Что с родными вместе вновь –

Вот какая радость в жизни,

Когда царствует любовь.

 

После пира молодые

Долго жили на земле,

О них часто вспоминали

Даже в давней старине.

Сказку эту слышал в детстве,

Дед её мне рассказал.

Я её для внуков тоже,

Как запомнил, передал.

Жизнь долгая у сказки,

Путь её ещё далёк…

Дальше вы перескажите,

Как попросит вас внучок.

 

...
...
Вход на сайт
Поиск
Календарь
«  Сентябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 12
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0